+7 900 635-97-97

Сегодня мы поговорим о том, кем были первые классики, что это слово значит на самом деле и как именно связано со школьной программой. Об этом в своей лекции «Кто такие классики, или Как люди становятся портретами?» рассказал доцент НИУ ВШЭ Дмитрий Калугин.


 

Кто такие классики, или как люди становились портретами?

Что стоит за самим словом и кем были первые классики?

К очень многим вещам, о которых мы с вами пытаемся рассуждать, можно получить доступ через слова. Когда мы начинаем говорить о слове «классика», то сразу становится понятно, что ничего не понятно. На ум приходит музыкальная классика, которой может быть и Бах, и Джими Хендрикс; классическая одежда, вид которой менялся от столетия к столетию, и таких примеров еще много. В результате мы имеем дело с довольно широким понятием. Для того чтобы выяснить, что такое классика, нам всё же придется разобраться, что стоит за самим словом.

Классика — это достаточно сложный феномен, он может относиться к античности, музыке XIX века, советскому периоду. Практически обо всем можно сказать: это классика. Но так ли на самом деле? Дело в том, что в повседневной жизни мы слово «классика» используем неправильно. Можем называть классическим любой предмет, который нам кажется обычным и устаревшим, который видим постоянно. Однако на самом деле у этого слова есть совершенно другое значение.

Мы перейдем к трем трагикам: Эсхилу, Софоклу и Еврипиду, которые составили то, что называется греческим классическим каноном. Можно сделать вывод, что названные три драматурга — лучшие, а их тексты — образцовые. Когда Эсхил, Софокл и Еврипид жили, слово «классика» по отношению к ним, понятное дело, не использовалось.

 

Как это слово стало применяться? Представим: есть огромный пласт греческой литературы, где три автора обладают какими-то особыми качествами, которые нужно было обозначить. Для этого выбрали слово «классика»; то есть классика — это некоторые образцовые качества, которыми обладают три великих драматурга.

Теперь ответим на другой вопрос: «Что должно произойти, чтобы кому-то вдруг захотелось назвать произведение образцовой трагедией?». Для того чтобы ответить на него, нужно знать греческую историю. После расцвета Афин, в V–IV в. до н. э., началась Пелопоннесская война — и вся эта прекрасная область после страшного поражения утратила свою культурную значимость. Если мы «спустимся» еще на два века ниже, то увидим, что Греция была захвачена Александром Македонским, потом римлянами. Идея классики, мне кажется, возникает тогда, когда какой-то мир исчезает и про вещи, составлявшие основу этого мира, говорят, что это классика. Вечные образцы, которые будут жить тогда, когда самого мира уже не существует.

Римские авторы говорят: «Были созданы великие трагедии, мы учимся у греков. Греки — наши учителя. Они классики». Школьная программа древних римлян — это греческая литература. Дословный перевод слова «классика» — это тексты, которые изучаются в классах. Кстати, в основном разговоры о классике и связаны с сюжетами, которые обсуждаются на уроках литературы в школе.

В итоге можно отметить: классика — это то, что связано с уникальными качествами текста, что можно давать детям в классе и имеет отношение ко времени (классика в ее раннем значении — это то, что связано с эпохой, которой больше не существует).

В Александрийской библиотеке — утопическом проекте античности — было собрано и систематизировано огромное количество рукописей, чтобы сохранить свидетельства идеального культурного мира, совершенно другой эпохи. Включая и авторов, описанных выше. К сожалению, библиотека была уничтожена из-за религиозного отношения к культурному феномену: христианство враждебно всей античной традиции. Однако есть античный автор, который был самым главным для христианской эпохи и всего Средневековья: Вергилий написал «Энеиду», в которой было описано рождение Римской империи.

Как возникла новая классическая литература?В 1625 году кардинал Ришелье организовал Французскую академию; у него была очень простая идея: надо научиться управлять литературой, потому что литература — это идеология. Ришелье был очень мудрым и опытным политиком, не надо составлять свое мнение о нем по романам Александра Дюма. А для того, чтобы управлять литературой, нужны представления об образцовых текстах. То есть нужно было создать определенное представление о текстах, которые мы будем считать образцовыми или классическими.Французская академия предложила авторам список правил, по которым они должны были писать трагедии и комедии. Литература теперь мыслится как обладающая определенными качествами, сформулированными Горацием для римской литературы в его произведении «Искусство поэзии». Это было сделано для удобства, так как литература стала похожа на тест. Если соблюдены критерии формальные, то ты получаешь деньги. Если совершил ошибку, то тебе скажут, что это произведение неклассическое. Идея классики в эпоху Ришелье — это способ унифицировать литературу и сказать: «Давайте будем ориентироваться на вечные образцы».

Например, с этого момента трагедия должна обладать определенными критериями: единство времени, места, действия. Время на сцене длится столько же, сколько и в реальной жизни; она должна происходить в одном месте; должен быть только один конфликт. Если какой-то из этих пунктов не совпадает, то произведение не считается классическим.

В итоге в академии произошел скандал, который назвали «спором древних и новых». Шарль Перро написал поэму «Век Людовика Великого», которая начиналась словами: «Я пишу произведение о Людовике, эпоха которого выше эпохи Августа». Он написал о том, что современность не хуже истории, а французские тексты не хуже классических. Это вызвало скандал, потому что никто не мог представить, что французская литература лучше римской.

Появление новой классики связано с тем, что она должна соответствовать новому национальному государству. Идея классики идет от Античности вплоть до XVII века, а потом появляются те, кого называют новыми классиками или новыми гениями. Каждая страна открывает своего нового гения. Таким образом, классический пантеон складывается в эпоху национальных государств после того, как распалась идея старой античной классики.

Мне кажется, что все наши беды со словом «классика», если возвращаться к началу разговора, из-за того, что понятие девальвировалось, стало появляться в самых разных контекстах, которые связаны с национальным. К примеру, вино — это итальянская классика.

И напоследок очень важный открытый вопрос: «Возможно ли будущее без классики?».

 

Рекомендуем почитать: